Вход на сайт

Саммит ЕС – АС: переориентация на частное партнёрство

Изображение: 

29-30 ноября 2017 года в Абиджане (Кот-д'Ивуар) состоялся 5-й саммит Европейского союза (ЕС) и Африканского союза (АС).
Повестка дня
Официальная тема саммита: “Инвестирование в молодежь для прочного будущего”. Население Африки самое молодое на планете, половине ее жителей менее двадцати лет. При этом, согласно статистике ожидается, что в ближайшие двадцать лет количество экономически активного населения Африки возрастёт на 70%.
Некоторые считают эту молодежь угрозой, но участники саммита рассматривают её как двигатель и надежду для двух континентов. Единственный способ решения африканских задач – высвободить этот огромный потенциал, дать возможность проявить себя новому поколению, его идеям, его энергии.
Поэтому задача саммита – поиск путей, которые дали бы этим молодым людям качественное образование, право голоса, достойную работу, чистые и безопасные условия и сделали бы их активными субъектами развития своих стран. Решая задачи в таком направлении, саммит должен дать конкретные ответы с точки зрения инвестиций в образование, технологии, окружающую среду, управление, мир и безопасность для обеспечения справедливого, всеобъемлющего и устойчивого развития. На саммите также были рассмотрены проблемы миграции, экономических отношений между двумя континентами и реформа АС.

Политический смысл названия саммита
Первый такой саммит проходил в Каире в 2000 году. Тогда ЕС определяло это как“ встречу с Африкой”. В 2017 году в АС произошли изменения, в январе Королевство Марокко официально было принято обратно в состав АС, став его 55 членом.
Теперь все африканские страны являются членами Союза. Поэтому сейчас ЕС определяет это как “саммит ЕС – АС”. Однако, тут возникла политическая коллизия. Новое название встречи предполагает участие всех членов АС, включая Сахарскую Арабскую Демократическую Республику (САДР, в 1976 году была провозглашена Фронтом ПОЛИСАРИО – Народный фронт за освобождение Сегиет эль-Хамра и Рио-де-Оро, от исп. Frente Popular de Liberation de Saguia el Hamra y Rio de Oro – POLISARIO). САДР в Западной Сахаре частично признанное государство, член АС. Марокко считает эту территорию своей, и именно признание САДР было причиной выхода Королевства из состава АС 33 года назад (тогда – Организация африканского единства).
Для САДР это первое участие в таком саммите. Как и все члены АС, она приняла приглашение. Это вызвало недовольство Рабата (Марокко) и смущение Абиджана (место проведения саммита), а также значительной части стран-участниц саммита. В результате в конце октября всё это чуть не привело к возвращению названия саммита “ЕС – Африка”, и он чуть не перемесился в Аддис-Абебу (штаб-квартира АС). Для разрешения ситуации были проведены сложные переговоры по обе стороны Средиземного моря, и в конечном итоге название мероприятия осталось, как “саммит ЕС – АС”.
Несмотря на присутствие САДР, король Марокко Мохаммед VI принял участие в саммите, и более того, прибыл в Абиджан ещё до его начала с дружественным визитом в Кот-д'Ивуар. Всего на этой важной встрече присутствовали не менее 43 африканских президентов. Среди них: Маки Салл (Сенегал), Ибрагим Бубакар Кейта (Мали), Денис Сассу (Республика Конго, столица Браззавиль), Теодоро Обианг Нгема Мбасого (Экваториальная Гвинея), Мухаммаду Бухари (Нигерия), Нана Акуфо-Аддо (Гана), Идрис Деби Итно (Чад), Джейкоб Зума (ЮАР), Али Бонго (Габон), Поль Кагаме (Руанда), Альфа Конде (Гвинея), Эс-Себси (Тунис), Мамаду Иссуфу ( Нигер), Поль Бийя (Камерун), Жоао Лоуренс (Ангола), Патрис Талон (Бенин), Фаиз Саррадж (Переходный национальный совет Ливии) и Фор Гнассингбе (Того).
С европейской стороны были представлены 28 стран-членов, в том числе 16 глав государств, включая канцлера Германии Ангелу Меркель, и президента Франции Эмманнуэля Макрона.
В целом в саммите приняли участие более 600 участников из Европы и Африки.
Переопределение формата отношений между двумя континентами
Значимость ноябрьского “саммита ЕС – АС”, кроме решения задач для молодёжи в будущем, также состоит в необходимости переопределения новых рамок и целей для партнерства Север-Юг, особенно это касается соглашений об экономическом партнёрстве. Это одинаково волнует представителей двух континентов.
Отношения между Европейскими и Африканскими государствами имели своё развитие. В период формирования Европейского союза европейские страны – бывшие метрополии стремились сохранить отношения с бывшими колониями. Так возникла идея «ассоциации» с зависимыми территориями, которая подразумевала предоставление им торговых концессий и оказание содействия развитию. Эта идея была формализована в I и II Конвенциях, подписанных в Яунде (Камерун) в 1963 и 1969 гг. между африканскими государствами (в основном бывшие французские и бельгийские колонии) и ЕС.
До середины 1970-х гг. Западная Европа ориентировалась в основном только на связи с франкоязычными странами Западной Африки, а в последующие десятилетия в связи с расширением ЕС европейская внешняя политика стала развиваться по многим направлениям и охватила практически весь развивающийся мир. Далее были подписаны конвенции в Ломе (Того), действовавшие с 1975 по 2000 год. Они охватывали взаимоотношения Евросоюза со странами Африки, Карибского бассейна и Тихого океана (АКТ, англ African, Caribbean and Pacific Group of States – ACP) [Г.Вельяминов Сотрудничество Евросоюза со странами АКТ (страны Африки, Карибского бассейна и Тихого океана) // Международное экономическое право и процесс: М.: Волтерс Клувер, 2004].
Конвенция Ломе I подписана в 1975 году с 46 развивающимися странами АКТ, Ломе II – в 1979 с 58 странами, Ломе III – в 1984 году с 66 странами, Ломе IV – в 1989 году с 70 странами АКТ, она вступила в силу в 1991 году и действовала 10 лет. В ноябре 1995 г. на острове Маврикий была подписана обновлённая IV Ломейская конвенция.
I и II Ломейские конвенции были нацелены главным образом на содействие промышленному развитию стран АКТ. Вторая Ломейская конвенция расширяла область сотрудничества первой, включив миграцию рабочей силы, защиту инвестиций, энергетическую политику и другие вопросы. Третья Ломейская конвенция была направлена на обеспечение продовольственной безопасности, она расширила положения второй конвенции в части дальнейшего углубления коммерческого сотрудничества и совершенствования системы стабилизации экспортной выручки. IV Ломейская конвенция основное внимание уделяла долгосрочному развитию, в особенности частным инвестициям, малому бизнесу, содействию демократии и уважению прав человека, а также развитию островных государств. IV Ломейская конвенция имела собой самый большой внешний бюджет ЕС — более 2 млрд евро в год.
Основным инструментом оказания помощи государствам АКТ являлся Европейский фонд развития (ЕФР). Реализация его проектов реализовывалась по пяти основным направлениям: 1) система стабилизации доходов от экспорта СТАБЕКС (STABEX), применялась к 12 группам товаров, в основном сельскохозяйственных, 2) система по поддержанию производства и экспорта минерального сырья СИСМИН (SYSMIN); предусматривала предоставление со стороны ЕС финансовой помощи в форме долгосрочных займов на льготных условиях, для разработки и эксплуатации месторождений, а также экспорта в ЕС меди, кобальта, фосфатов, бокситов, алюминия, олова, марганцевой и железных руд, урана; в 1995 – 2000 гг. на эти цели выделено 575 млн ЭКЮ; 3) помощь в ликвидации последствий катастроф; 4) помощь беженцам; 5) помощь структурным преобразованиям в экономике.
В ноябре 1996 года в «Зелёной книге» были подведены итоги 25-летия Ломейских конвенций.

В 2000 году на 25-й встрече АКТ-ЕС на уровне министров был подписан договор Котону (столица Бенина) о партнёрстве между ЕС и странами АКТ, определявший принципы сотрудничества сторон на ближайшие 20 лет. Его основная цель – постепенная и гармоничная интеграция стран АКТ в систему мировой экономики на основе консолидации процессов региональной интеграции внутри самой группы АКТ. Важные новации – дифференциация помощи, привлечение гражданского общества, поощрение частного сектора, поддержка проектов, связанных с охраной окружающей среды и добычей полезных ископаемых.
Договор Котону предусматривает поэтапный процесс перехода к новому торговому режиму, который будет базироваться не на односторонних преференциях, а на принципах взаимности. Этапами этого процесса должны были стать региональные соглашения об экономическом сотрудничестве, которые должны были вступить в силу в 2008 году и подготовить создание свободных экономических зон в 2020 году. В 2005 и в 2010 годах договор Котону был пересмотрен. Срок его действия истекает в 2020 году.
Несмотря на длительный срок действия договора Котону, в Африке ещё много стран, которые не готовы к подписанию региональных соглашений, и будут продолжать пользоваться преференциальными режимами. Его положения о региональных соглашениях с ЕС выполнили только 12 стран Африки: ЮАР, Ботсвана, Лесото, Намибия, Свазиленд, Кот-д'Ивуар, Гана, Камерун, Мадагаскар , Маврикий, Сейшельские Острова и Зимбабве.
Новый этап в отношениях между Африкой и ЕС начался с саммита “Африка – ЕС” в Лиссабоне в 2007 году, когда ЕС начал переопределять отношения не в целом со всеми странами АКТ, а отдельно с африканскими. Тогда была принята Совместная стратегия Африка – ЕС (англ. Joint Africa-EU Strategy – JAES), которая была основана на принципах собственности, партнерства и солидарности и отображала намерения двух континентов выйти за рамки отношений “донор - получатель”. Её цель – долгосрочное сотрудничество на основе совместно определённых взаимных и взаимодополняющих интересов https://ec.europa.eu/europeaid/regions/africa/continental-cooperation/jo...
Спустя десять лет после принятия Лиссабонской совместной стратегии JAES в ЕС считают, что сотрудничество европейцев с африканцами является недостаточным, не использует все возможности, особенно в области финансов и безопасности.
ЕС – крупный игрок в мировой экономике. Он имеет уникальный опыт в области экономической интеграции и освоения промышленных навыков. На его долю приходится почти 20% объёмов мировой торговли. Его ВВП – лидирующий в мире - 17 трлн долларов. Это всё обеспечивает ему уникальную покупательную способность. Однако, на его долю ежегодно приходится лишь 33% иностранных инвестиций в Африке, 41% африканского экспорта, 33% африканского импорта, 36% переводов средств, отправляемых диаспорой, 50% официальной помощи. По сравнению с достижениями Европы, Африка по-прежнему выглядит как строительная площадка, где ещё не решены многие проблемы для развития. Единственным надёжным ресурсом, на который могут полагаться страны континента является сырье; оно нужно всему миру и должно обеспечить им экономический потенциал и источник неизменного роста для будущего.
Таким образом, предыдущие правила нынешних отношений между ЕС и Африкой, установленные договором Котону и Лиссабонской совместной стратегией, не дали ожидаемых результатов. Европа должна признать, что эти документы не в полной мере повлияли на развитие Африки. Эффективность средств, выделенных Европейским фондом развития в виде помощи и бюджетных займов, подвергаются сомнению. Поэтому саммит 2017 года должен наметить новую структуру отношений в целях сокращения нищеты и постепенной интеграции Африки в процесс глобализации.

Анализ отношений и определение планов на будущее
Брексит де-факто сократил бюджет Европейского фонда развития на 15% и удалил из европейско-африканских отношений одну из самых влиятельных стран.
Германия сейчас старается использовать двусторонний подход, увеличивая различные планы и инициативы (Compact With Africa в рамках G20, План Маршалла для Африки, Pro-Afrika). Основная идея этих проектов касается вопросов иммиграции.
Индия, Турция и Китай – новые игроки на африканских рынках. С 2000 года их рыночные доли в Африке увеличились в пять раз с 3,5% до 17,5%. Однозначно, это большой успех, но нужно учесть определенные реалии. Только 20% финансовых взносов Китая в Африку можно рассматривать как официальная помощь развитию в том смысле, как это определяет Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР, англ. Organisation for Economic Cooperation and Development – OECD). Для сравнения, со стороны США эта цифра составляет 90%. Основная часть «финансовой помощи» Китая Африке состоит из экспортных кредитов или займов на рыночных условиях. Это, может быть и не проблема, но нужно оценивать их последствия в среднесрочной перспективе.

Учитывая описанный выше расклад, напрашивается вывод о необходимости разработки такой схемы сотрудничества с Африкой, которая будет существенно лучше интегрировать вклад частного сектора двух континентов. В частной организации Движение предприятий Франции МЕДЕФ Интернасионал (фр. Le Mouvement des entreprises de France – Medef) была создана рабочая группа предпринимателей Франция – Западная Африка. Руководителем этой группы является председатель отделения французской телекоммуникационной компании Orange Business Services по вопросам Африки и Ближнего Востока (фр. Orange Afrique et Moyen-Orient) Бруно Меттлинг. Эта группа выступила с инициативой создать рабочую платформу с Европейской комиссией, объединяющей европейский и африканский частные сектора.
До сих пор дискуссии о помощи в целях развития развивались на уровне вклада государств. Недавно Франция обязалась увеличить свой вклад до уровня 0,55% ВВП, а европейские государства подталкивают к вкладу в размере 0,7% от ВВП. Это предусмотрено Монтеррейским консенсусом 2002 года, но по мнению Б. Меттлинга, дебаты о размере вклада не должны перекрывать основную тему о качестве и оптимизации использования средств. По его мнению, концепцию помощи в целях развития для Африки следует пересмотреть в пользу термина «партнерство» - за исключением, конечно, случаев гуманитарных кризисов или кризисов в области безопасности, - и европейская система финансовой поддержки должна развиваться с созданием новых инструментов с реальным распределением рисков и более систематическими оценками. Также важно, чтобы помощь содействовала ускорению цифровой трансформации Африки, при том не только для африканских стартапов, а и для всех секторов; особенно это будет эффективно в банковском секторе, о чем свидетельствует успех использования мобильных денег.
Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини сообщила, что совсем недавно была начата европейская внешняя инвестиционная программа для мобилизации не менее 44 млрд евро. Цель этой программы – поощрять европейские частные инвестиции, которые отвечают целям устойчивого роста, определенные не только европейскими партнёрами, а и африканскими, особенно в наиболее уязвимых районах континента.
В области безопасности ЕС первым поддержал африканскую инициативу регионального сотрудничества группы G5 Sahel (Мавритания, Мали, Буркина-Фасо, Нигер, Чад, создана в феврале 2014 года), выделив 50 млн евро на создание их совместных вооружённых сил для борьбы с терроризмом и международной преступностью. Кроме этого, денежный фонд по вопросам миграции в течение последних двух лет поддерживал проекты, направленные на устранение ключевых причин нестабильности и нерегулярной миграции в Африке.
http://www.jeuneafrique.com/493908/archives-thematique/sommet-ue-ua-loco...
http://www.jeuneafrique.com/mag/494179/economie/sommet-ua-ue-les-grands-...
http://www.jeuneafrique.com/497581/politique/sommet-ua-ue-demandez-le-pr...
http://www.jeuneafrique.com/mag/494159/economie/sommet-ua-ue-un-partenar...
http://www.jeuneafrique.com/mag/496168/economie/sommet-ua-ue%E2%80%89-re...